feodor_oa (feodor_oa) wrote,
feodor_oa
feodor_oa

Category:

Сто лет неизвестности

СТО ЛЕТ НЕИЗВЕСТНОСТИ

О расследовании «екатеринбургских событий» 1918 года,
об «архиве следователя по особо важным делам Н.А. Соколова»,
об аукционе Sotheby's и Княжестве Лихтенштейн,
о «перекличках» имён, событий, действий, документов и эпох
в деле о Судьбе Царской Семьи

Олег Анатольевич Фёдоров
12 апреля 2019 года

Сто лет неизвестности...

Практически все мы, каждый из нас, кто имеет проблемы со зрением или защищает глаза от яркого Солнца, от сильного ветра, используем очки. Но глядя на мир, на окружающую действительность, видим ли мы стёкла очков? Нет, не видим. Но они есть, и оказывают очень серьёзное влияние на наше восприятие окружающей реальности. Искажение в линзах повлечёт за собой искажение нашего восприятия. В минувшем 2018-м году, отстоящем на столетие от «екатеринбургских событий 1918-го», на свою Историю, включающую эту трагическую дату, на своё настоящее и своё будущее значительная часть нашего Народа смотрела через «очки», стёкла которых - Чемпионат мира по футболу с финалом 15 ИЮЛЯ и встреча Президентов России и США в Хельсинки 16 ИЮЛЯ. Конечно, это очень важные события, но ЧМ и встречу Президентов увидели все, а Екатеринбург..?

И совсем незамеченной прошла недавно другая, не круглая дата. 5 апреля 2019 года исполнилось 29 лет с того момента, когда на аукцион Sotheby's в Лондоне был выставлен т. н. «архив Н.А. Соколова»,1 следователя по особо важным делам Омского окружного суда, проводившего дознание о событиях 1918 года, произошедших в Екатеринбурге, Алапаевске, Перми, о судьбе Государя Императора Николая II и членов Императорской фамилии. Этот вопрос, очень чувствительный и болезненный для России, несмотря на огромную востребованность в знании правды о нём со стороны нашего Общества, несмотря на огромное количество исследований, открытых документов и раскрывшихся фактов, и несмотря на достижения Науки, пока так и остаётся без ответа. При этом, для исследователей, для многих представителей российской духовной и светской власти и для множества российских людей, считающих содеянное столетие назад с нашей Страной и с Царской Семьёй величайшим преступлением, «архив Н.А. Соколова» остаётся своеобразными «стёклами очков», через которые и рассматривается судьба Государя и его Семьи.

Зададим себе такой вопрос: для чего, для какой цели на излёте существования СССР тем, кто принимал и продвигал это решение (в самом СССР и/или за его пределами) было необходимо «подталкивать» советскую сторону к тому, чтобы она выкупила в 1990 году на лондонском аукционе Sotheby's «архив следователя Н.А. Соколова» по расследованию событий 1918 года, если:

1) ход следствия, содержание документов и выводы Николая Алексеевича Соколова были подробно изложены в его книге, опубликованной на французском языке в Париже и на русском языке в Берлине ещё в 1925 году. Предполагаю, что эта книга и выводы Н.А. Соколова уже тогда не остались без внимания советского правительства, которое с середины 1920-х и до 1990-го знало о содержании этого архива. Это в частности подтверждается ответом директора Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС Г.Л. Смирнова на письмо посла СССР в Британии Л.М. Замятина от 27 февраля 1990 года2 и на поручение секретаря ЦК КПСС А.Н. Яковлева, которого в российских СМИ называют «отцом перестройки». В своём ответе Г.Л. Смирнов говорит о нецелесообразности приобретения указанного архива:

«Данные материалы особой ценности не представляют. ... Документы не раз использовались и хорошо известны...»3;

2) как утверждается в книге Грега Кинга и Пенни Уилсон «Судьба Романовых»4, одна из копий архива Н.А. Соколова (рабочая, наиболее полная, личная копия Соколова) была похищена у него во время пребывания в 1921 году в Берлине в доме полковника Фрайберга с целью продолжения своего расследования и опроса ряда лиц, причастных к событиям 1918 года. Похитители под видом ограбления выкрали только это «досье Н.А. Соколова». Авторы указанной книги предположили, что нападавшие были агентами большевиков и их немецкими «соратниками» и что копия была доставлена в Прагу, а затем через Прагу, вероятно, эта копия была доставлена в Москву.

3) копии этого архива, сделав запросы, можно было изучить в Фонде Генри Форда (г. Дирборн, шт. Мичиган, США) или в библиотеке Гарвардского университета (Houghton Library, Harvard University). По данным историка И.А. Симоновой, изучавшей уже в наши дни документы следствия, хранящиеся в Фонде Форда (в начале 1924 года следователь Н.А. Соколов лично привёз экземпляр архива в США), согласно формуляру на выдачу документов в 1977 году они запрашивались для изучения.

То есть, источников (если считать их достоверными источниками) о судьбе Царской Семьи было и остаётся более, чем достаточно.

В апреле 1990 года на аукционе Sotheby's в Лондоне, несмотря на методично и искусно подогретый интерес к «архиву Соколова», присутствовавшая на том аукционе делегация Советского фонда культуры, в состав которой входили С.В. Ямщиков, В.П. Енишерлов, Г.Т. Рябов, не смогла его купить. В личной беседе с автором этого текста главный редактор журнала «Наше наследие» Владимир Петрович Енишерлов рассказал, что причиной была слишком высокая заявленная цена, £300 000 (около $500 000 по курсу на тот момент времени). Встречаются данные, что в ходе торгов цена на эти документы снижалась до £150 000. Но других покупателей выставленного на продажу экземпляра «архива Соколова» на том аукционе не было.

Присутствовавший на аукционе барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн5 и проживающий в Лондоне князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский в своих воспоминаниях и интервью рассказали, что у них возникла идея выкупа этого архива князем Хансом Адамом II и обмена «архива Н.А. Соколова» на архив князя Лихтенштейна, в котором содержались документы о владениях князя в Австрии и Чехии. Архив князя Лихтенштейна в 1945 году был захвачен бойцами Красной Армии (в некоторых исследованиях говорится, что это была специальная группа «трофейщиков») при попытке его вывоза из принадлежащего князю дворца в Вене.

В интервью и воспоминаниях барона Э.А. Фальц-Фейна говорится, что Князь Ханс Адам II специально выкупил «архив Соколова» за $100 000 на Sotheby's в 1991 году для обмена с Россией. Вместе с тем, в книге бывшего посла России в Швейцарии А.И. Степанова «Незнакомый Лихтенштейн» говорится, что:

«По поручению Князя архив позднее был приобретен уже за рамками аукциона. «Архив Соколова» был приобретен Хансом-Адамом II в 1994 году. Точная цена покупки остается до сих пор неизвестной (называют суммы от 590 тысяч до 1 млн. швейцарских франков, или 300-500 тысяч фунтов стерлингов)»6.

Этот план обмена не сразу, но сработал, и в дальнейшем, после принятия в России специальных постановлений Государственной Думы РФ от 13 июня 1996 года и Правительства РФ от 30 августа 1996 года обмен архивами произошёл в два этапа7:

1-й этап — фактическая передача «архива Н.А. Соколова» произошла в Швейцарии в российском посольстве в Берне 30-31 июля 1997 года в присутствии руководителя Федеральной архивной службы России, д.и.н., профессора В.П. Козлова и уполномоченного представителя Князя Ханса Адама II принца Николауса фон унд цу Лихтенштейн. Стороны действовали в соответствии с российско-лихтенштейнским соглашением, заключенным во время визита в Вадуц 3 сентября 1996 года министра иностранных дел РФ Е.М. Примакова;

2-й этап — 10 сентября 1997 года в Москве во время визита Князя Лихтенштейна Ханса Адама II в Музее личных коллекций ГМИИ им. Пушкина прошла церемония обмена документов княжества Лихтенштейн, хранившихся в Госархиве РФ, на «архив следователя Н.А. Соколова», который был приобретен Князем (на аукционе Sotheby`s в 1991 году либо позднее, в 1994-м за рамками аукциона?). С российской стороны на торжественной церемонии присутствовали министр иностранных дел Е.М. Примаков, председатель Комитета по культуре Госдумы С.С. Говорухин и директор ГМИИ им. Пушкина И.А. Антонова.

Учитывая важность вопроса о судьбе Российской Династии, сложно предположить, что этот план, этот проект был идеей только лишь барона Э.А. Фальц-Фейна и князя Н.Д. Лобанова-Ростовского и что он остался без пристального внимания и активного участия «наших англо-саксонских друзей», Британии и США. И тогда правомерен такой вопрос: что же могло быть действительной целью этого проекта — «дружеский» шаг Запада навстречу в очередной раз отказывающейся от своего прошлого (в том случае — от советского прошлого) и меняющейся России, передача российской стороне «документов следствия о екатеринбургских событиях» или внедрение и утверждение в сознании россиян версии о том, что судьба Царской Семьи сложилась именно так, как говорится в переданном «архиве следователя Н.А. Соколова»? Причем, не просто внедрение именно такой информации в массовое сознание нашего Общества (такое внедрение было сделано ещё за 70 лет до этого), и не только дальнейшее подтверждение и утверждение именно такой версии, но ещё и «легитимизация» этих документов через процедуру их признания органами государственной власти России, Госдумой и Правительством.

Нельзя обойти вниманием тот факт, что очень значительная (скажем так) часть документов в выставленном в 1990-м на аукцион и позднее выкупленном для обмена Князем Лихтенштейна архиве — он опубликован на сайте ГА РФ — представляет собой не оригиналы документов с подписями ответственных лиц и печатями организаций, а машинописные копии, заверенные только одной подписью «Н.Соколовъ»:

«Съ подлиннымъ вѣрно: Судебный Слѣдователъ по особо-важнымъ дѣламъ Н.Соколовъ».

Даже самый первый документ «архива Н.А. Соколова», поручение и.д. Прокурора Екатеринбургского окружного суда А.Т. Кутузова следователю А.П. Намёткину приступить к расследованию дела по признакам преступления, предусмотренного ст.1453 Уложения о наказаниях, представлен в виде копии8. К этому поручению уже прилагался составленный протокол допроса свидетеля Фёдора Никитича Горшкова. Сколько же пересечений и перекличек в этом деле: Ипатьевский монастырь и «Ипатьевский дом», ставший Патриархом Филаретом брат Царя Фёдора Иоанновича Фёдор Никитич Романов и свидетель Фёдор Никитич Горшков...

Впрочем, в числе документов того экземпляра «архива Соколова», который в итоге оказался в России, есть и такие, которые считаются оригиналами. Например, датированная 18 января 1921 года расписка российского посла в Риме в 1915-1917 годах М.Н. Гирса «о принятии им на хранение от судебного следователя по особо важным делам Н.А. Соколова подлинного следственного делопроизводства «Об убийстве отрекшегося от престола Государя Императора Николая II, Его Семьи и бывших при Ней лиц» в десяти /10/ томах с вещественными по делу доказательствами, каковое дело именуется по описям на внутренних сторонах крышек ящиков «дело № 20»9.

Сама передача оригинальных документов следствия произошла во Франции, где М.Н. Гирс был дипломатическим представителем Комитета защиты русских беженцев во Франции и председателем Совещания российских послов за границей, которое объединяло дипломатов бывшего «Временного правительства». О передаче подлинного «архива Н.А. Соколова» и вывезенных царских реликвий М.Н. Гирсу рассказывает исследователь С.В. Фомин в своей публикации «Вокруг Н.А. Соколова»10,

«Гирс лично сам не принял реликвии, а командировал для этого капитана 1-го ранга Дмитриева. По свидетельству последнего, «первое время они хранились в имении Гирса под городом Драниньян в часовне и незадолго до своей смерти он передал их для хранения графу В.Н. Коковцеву» (Владимирский вестник. Сан-Пауло. 1959. № 80).»

Наличие такой расписки, переданной России британской стороной и считающейся подлинной, показывает, что подлинные документы о результатах следствия, проведенного Н.А. Соколовым, несмотря на указанную должность М.Н. Гирса «посолъ въ Римѣ», были доставлены во Францию. Этот документ, сохранённый и переданный «в подлиннике», возможно, должен был подтвердить подлинность того, что указано в его тексте и в текстах всех копий документов архива, попавших в другие руки, например, подлинность «отречения» Государя и гибели Царской Семьи.

Передаче в Москву «архивных материалов» о екатеринбургском расследовании предшествовала серьёзная подготовка со стороны Британии. О предстоявшем в начале апреля 1990 года аукционе Sotheby's, на котором планировалось выставить на продажу «архив Н.А. Соколова», российская (тогда — советская) сторона в лице Посольства СССР в Британии была проинформирована заранее.

«Узнав о том, что эти бесценные документы будут выставлены на продажу, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Великобритании Л.М. Замятин счёл своим долгом доложить об этом члену ЦК КПСС А.Н. Яковлеву и 27 февраля 1990 года направляет ему письмо. (А.Н. Яковлев ранее занимал должность заместителя заведующего Отдела агитации и пропаганды ЦК КПСС, и в начале 60-х годов минувшего столетия по личному распоряжению Н.С. Хрущёва проводил «расследование цареубийства», пожелавшего выяснить персональную роль В.И. Ленина в этом деле.)», — говорится в публикации11 на сайте «Фонда Памяти Новомучеников Императорского Дома Романовых», который возглавляет д.ю.н. Юрий Александрович Жук, участник конференции в Сретенском монастыре 27 ноября 2017 года.

Британская сторона по просьбе посольства СССР в Лондоне проявила в этом вопросе максимальную открытость и предоставила для ознакомления копии ряда документов из «архива Соколова», в том числе — копию шифрованной телеграммы, которая лежит в основании всей доминирующей сегодня, утверждённой решениями российской светской власти 1990-х годов, версии о судьбе Царской Семьи, судьбе Династии Романовых. Следует отметить, что духовная власть и сегодня, на момент публикации данного текста, своего отношения к этой версии окончательно пока не высказала. Текст данной телеграммы открыто присутствует уже в письме посла СССР в Британии Л.М. Замятина секретарю ЦК КПСС А.Н. Яковлеву12. Эта шифрованная телеграмма от 17 июля 1918 года, расшифровать которую следователь Н.А. Соколов смог только уже находясь в эмиграции, была адресована председателем Уральского облсовета А.Г. Белобородовым в Москву секретарю Совнаркома Н.П. Горбунову и содержала следующий известный текст:

«Передайте Свердлову все семейство постигла та же участь что и главу; официально семья погибла при эвакуации. Белобородов»

То есть, ещё до изучения экспертами лота «Романовы: документы и фотографии...» и до самого аукциона Sotheby's, до официального оглашения содержимого «архива Н.А. Соколова» британская сторона уже продвигает и утверждает в общественном восприятии, и в первую очередь, в восприятии представителей тогдашней советской власти, главный тезис — все погибли, Династии нет. Вопрос в том, что при всём кажущемся правдоподобии документов и при всём кажущемся благорасположении к нам со стороны наших извечных «друзей»-британцев, поверим ли мы в эти правдоподобие и благорасположение? Или проверим?

Описанные выше действия британской стороны относятся к моменту, непосредственно предшествующему развалу СССР. Но если внимательнее посмотреть на события, отстоящие от нас на столетие назад, что мы там увидим? Какие действия британцев предшествовали и сопровождали крушение Империи? Об этом 13 января 2018 года подробно рассказал13 известный телеведущий, автор передачи «Вести в субботу», замруководителя ВГТРК С.Б. Брилёв:

«Так кто же был Роберт Вильтон, автор по-настоящему поразительной первой книги об «убийстве Романовых»? … Подробности, например, о том, как Великие княжны прикрывались от пуль подушками, — именно от Вильтона. Побывав уже в 1919 году на месте трагедии, это именно он первым обнародовал и эти детали, и фотографии с места поиска останков Романовых в районе «Ганиной ямы», и мостика из шпал в «Поросенковом логу», где в 1991-м и нашли останки девяти человек. …[А ещё раньше] Именно Вильтон первым написал об отречении Царя».

Корреспондент британской газеты «Times» Роберт Вильтон (Robert Wilton) сопровождал в 1919-м следователя Н.А. Соколова при его расследовании в Екатеринбурге и в итоге уже тогда, по-видимому, получил в своё распоряжение экземпляр «архива Соколова». А через год, в 1920-м следователь по особо важным делам А.Н. Соколов «...после крушения Сибирского правительства и расстрела адмирала Колчака, едва спасся и мог лишь выехать благодаря содействию корреспондента «Times» Вильтона»14. Такое внимание к архиву и такая опека Н.А. Соколова ещё раз подчёркивают интерес и участие британской стороны в «екатеринбургских событиях» и в том, как сложилась судьба Царской Семьи. А возможно, не только интерес и участие, но и направление хода событий, пришедших к такому итогу, который принимается Обществом за подлинный.

Изучая документы Государственного Архива РФ о событиях, произошедших с марта 1917-го по июль 1918 года (существенной частью этих документов считается «архив Н.А. Соколова»), пытаясь охватить взглядом множество событий и понять логику и принципы действий тех сил, которые под предлогом борьбы за справедливость и равенство сотворили с Россией величайшее зло (в первых рядах этих сил были и «британские друзья»), невозможно не обратить внимания на некоторые, явно выделяющиеся документы. Так, невозможно пройти мимо «телеграммы В.В. Яковлева Я.М. Свердлову», отправленной 23(?) апреля 1918 года из Тобольска в Москву, которая может дать исследователю один из ключей к пониманию и объективной оценке как отдельных документов и действий, так и, возможно, «тобольских и екатеринбургских событий» в целом.

Сотрудник ВЧК В.В. Яковлев (псевдоним большевика К.А. Мячина) был назначен чрезвычайным комиссаром СНК и ВЦИК и направлен в Тобольск, чтобы обеспечить переезд Государя Николая II Александровича и членов Императорской фамилии. Обращает на себя внимание содержащаяся в архиве информация о том, что переезд происходил в два этапа:

1) утверждается, что сначала 30 апреля 1918 года в Екатеринбург были доставлены Государь Николай Александрович, Государыня Александра Фёдоровна и Великая княжна Мария Николаевна;

2) утверждается, что 22 мая 1917 года в Екатеринбург доставили Цесаревича Алексея Николаевича и Великих княжен Ольгу Николаевну, Татьяну Николаевну и Анастасию Николаевну, оставшихся в Тобольске из-за болезни Цесаревича.

При этом представляет интерес такой документ, как «Протокол осмотра комиссаром В.В. Яковлевым «дома Свободы» — места заключения семьи бывшего царя в бывшем губернаторском доме в Тобольске с приложением списка лиц, живущих в доме»15.

В этом документе указано, что из состава группы, прибывшей в конце апреля в Тобольск для организации переезда Царской Семьи, увидеть Цесаревича во время его болезни смог только один человек — В.В. Яковлев, заходивший в комнату Цесаревича вместе с Государем. На основании этого документа можно предположить, что никто другой Цесаревича в тот момент не видел. Один на один В.В. Яковлев общался и Государыней Александрой Фёдоровной, и с ней он ещё раз посетил Цесаревича.

Сразу после этого в Москву была отправлена выше упомянутая телеграмма от 23(?) апреля (орфография и пунктуация сохранены)16:

«Народному комиссару Свердлову. Москву. ... Передайте от моего имени следующее. ... Распутица мешает взять весь ваш багаж. Точка. Хочу взять одну главную главную часть багажа, а остальную с пароходом. Точка. Вы меня понимаете? Точка. Если понимаете, то отвечайте правильно ли поступаю, если не дожидаясь хорошей погоды пущусь в путь только с одной частью вашего багажа. Точка. Дайте распоряжение комиссару почт и телеграфов, чтобы мне разрешили говорить по аппарату, а то приходится брать революционным путём.

Пусть Невский даст телеграмму на ст. Тюмень, чтобы мой поезд /немедленно/ незадерживали экстренным без стоянок и дали в состав вагон перваго 2/или второго класса. Яковлев.»

Прочитав такой текст, правомерно ли предположить, что у этой телеграммы, у других документов и у всего этого «действия» в отношении Царской Семьи есть т. н. «вложенные смыслы»?

На эту телеграмму был получен ответ (орфография и пунктуация сохранены)17:

«Секретарь Теодорович по поручению Свердлова. Отвечаю. Возможно, что придётся везти только одну главную часть. Предвиделось вами и товарищем Свердловым ещё и раньше. Он вполне одобряет ваше намерение. Вывозите главную часть. Комиссару почт и телеграфов т.Невскому дадим соответствующее распоряжение. Что вы ещё скажите?»

Как указано ещё в одном документе, в «Записи беседы комиссара Яковлева с Николаем и Александрой по поводу от'езда из Тобольска» от 25 апреля 1918 года, «после разговора с Яковлевым об отъезде Романовы совещались с Долгоруковым и Татищевым». Здесь имеются в виду добровольно оставшиеся с Государем и Его Семьей гофмаршал князь В.А. Долгоруков18 и генерал-адъютант граф И.Л. Татищев.19

Посмотрим по-внимательнее на этот документ, с учётом приведенной выше телеграммы о «багаже». В нашей Истории Долгоруков (в старину Долгорукий) — основатель какого Города? Москвы. А Татищев — ? Екатеринбурга... Даже в этом отразился спор о том, куда должны были доставить Государя и Его Семью из Тобольска: в Москву, на чём якобы настаивал Ленин, или в Екатеринбург, на чём якобы настаивал Свердлов.

Также представляет интерес телеграмма от председателя Облсовета Урала А.Г. Белобородова председателю Тюменского Совета тов. Немцову — о возврате отряда в 700 человек, посланного в Тобольск со «специальным заданием», о котором говорится в показаниях красноармейца А.И. Неволина, с заданием об уничтожении «багажа».

Каким странным образом пересекаются, перекликаются прошлое и настоящее: председатель Тюменского Совета Немцов, которому предписывалось вернуть направленную из Тюмени в Тобольск спецгруппу из 700 боевиков, и Б.Е. Немцов, зампредседателя правительства Российской Федерации, председатель специальной комиссии по захоронению т. н. «екатеринбургских останков» в 1998 году в Петро-Павловском Соборе Санкт-Петербурга, на котором отказался присутствовать Патриарх Московский и всея Руси Алексий II ...

Показания красноармейца, рабочего Неволина Александра Ивановича содержатся в «Заявлении рабочего Александровского завода Пермской губернии Усольского уезда, члена 4 сотни Красной армии  А.И. Неволина», сделанном им в апреле-мае 1918 г., о поручении начальника штаба Гусятского не дать комиссару Яковлеву «увезти Романова в Москву» и доставить его в Екатеринбург20:

«...помощник начальника штаба Гусятский [обращаясь к бойцам отряда]: У Яковлева девять пулеметов, а пулеметчиков двое. Я рекомендую ему пулеметчиков своих, к его пулеметам, и поедем вместе. По известному сигналу вы должны напасть на них, отобрать у них все оружие и Романова».

Поскольку этот план не сработал, был предложен другой план:

«...помощник инструктора Пономарев и инструктор Богданов начинают: «Теперь решили так: по дороге к Тюмени сделать засаду. Когда Яковлев последует с Романовым, как только сравняются с вами, вы должны из пулеметов и винтовок весь отряд Яковлева ссечь до основания. И никому ничего не говорить».

В документах ГА РФ содержится большое количество сведений, описывающих ситуацию с переездом Государя из Тобольска. Несколько действующих самостоятельно отрядов, несколько изменений маршрута, приказы немедленно задержать поезд с Романовым и сопровождающим его Яковлевым, телеграммы из Москвы на Урал с требованием не предпринимать никаких действий без одобрения Совнаркома и т. п. Этому моменту, а также другим событиям, связанным с судьбой Императорской фамилии, посвящены многочисленные труды исследователей, на основе имеющихся в архивах документов и на основе воспоминаний участников событий подробно описывающие происходившее. Однако же, цель данного текста состоит несколько в ином, в том, чтобы в числе многих событий и документов попытаться найти ключевые, такие, которые вместе с другими исследованиями и выводами многих, значительно более известных исследователей, историков, архивистов, — как ключ позволят открыть до сих пор запертую дверь с названием «Судьба Российской Царской Династии Романовых».

При таком подходе, если перейти от пришедшегося на апрель-май 1918 года «переезда из Тобольска в Екатеринбург» к событиям 16/17 июля 1918 года, то с учетом сообщения В.В. Яковлева Я.М. Свердлову из Тобольска о «необходимости перевоза «багажа» по частям», по-другому может быть оценено наличие двух телеграмм, датированных одной датой — 17 июля 1918 года:

1) содержащейся в «архиве Н.А. Соколова» выше приведенной шифрованной телеграммы председателя Облсовета Урала А.Г. Белобородова в Москву секретарю Совнаркома Н.П. Горбунову («Передайте Свердлову все семейство постигла та же участь что и главу...»);

2) приведенной в описи документов21 на сайте «Фонда Памяти Новомучеников Императорского Дома Романовых» (со ссылкой на документы ГА РФ) телеграммы В. Горина, представителя Уральской областной Чрезвычайной следственной комиссии, от 17 июля 1918 г. на имя В.И. Ленина с сообщением о побеге из-под стражи А.А. Ардашева (родственника В.И. Ленина), организатора восстания на Верх-Исетском заводе и об аресте его племянников в качестве заложников. Текст этой телеграммы также приведен в книге Ю.И. Сенина «Подлинная судьба Николая II, или Кого убили в Ипатьевском доме?»:

«Москва Совнаркому ЛЕНИНУ Александр Александрович Ардашев организатор восстания Верх-Исетском заводе бежал два племянника его арестованы как заложники. ЧРЕЗКОМ В. Горин»22.

По рассказу исследователя, с 1993 года занимающегося изучением вопроса о судьбе Царской Семьи, доктора юридических наук, основателя «Фонда Памяти Новомучеников Императорского Дома Романовых» Юрия Александровича Жука, эта вторая телеграмма касается других событий, имевших место на Урале в июле 1918 года. По версии Ю.А. Жука «...юрист, дальний родственник Ленина по материнской линии, член партии конституционных демократов (кадетов) Александр Александрович Ардашев не бежал, а был расстрелян «уральцами», выполнявшими указание центра по борьбе с конкурентами за власть, эсерами и кадетами. Это указание было дано с ведома, в том числе, и самого Ленина. Когда выяснилось, что был расстрелян его родственник, срочно сочинили версию побега и отправили в Москву приведенную выше телеграмму».

Возможно, что так оно и было. И именно в этот день, 17 июля. Но зададимся вопросом: если всё было ровно наоборот к тому, о чем говорится в приведенной телеграмме, то в целом о «екатеринбургских событиях» есть ли основание сказать то же самое?

Полагаю, что здесь уместно будет вспомнить, что следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Н.А. Соколов проводил следственные действия по поручения правительства А.В. Колчака. Однако, рядом со следователем, проводившим в 1919 году наиважнейшее для Судьбы России и её Династии расследование, находился (и вероятно, был в курсе хода расследования) корреспондент британской газеты «Times» Роберт Вильтон. Государственная власть и государственный строй в России были тогда насильственным способом изменены. Империи не стало, судьба Династии не известна до сих пор. К пониманию истинной роли «британских друзей» в этих событиях, и не просто «друзей», а родственников (правящие дома России и Британии связывали родственные отношения), что смогут добавить такие факты: рядом со следователем Н.А. Соколовым — британский журналист Р. Вильтон, а рядом с Михаилом Александровичем, братом Государя, в пользу которого, как принято считать, отрекся Николай II, постоянно, вплоть до исчезновения Великого князя (или уже нового Государя?) в Перми в ночь с 13 на 14 июня 1918 года, был его личный секретарь и телохранитель Н.Н. Джонсон, за год до этих событий общавшийся с британским посланником в Российской Империи Д. Бьюкененом по вопросу о судьбе Великого Князя и его семьи. В публикациях, посвящённых Великому Князю, встречается утверждение о том, что мать Николая Николаевича Джонсона была англичанкой и преподавала музыку в Царском дворце. Исследователь Ю.А. Жук в книге «Пермский пленник», приводят такие данные о Н.Н. Джонсоне:

«В дневнике Великого Князя Михаила Александровича под сокращением «Дж». часто упоминается его секретарь и близкий друг Николай Джонсон, причём сведения об этом человеке были самые отрывочные и весьма неточные. И к тому же благодаря фамилии было принято считать, что он является английским подданным... Однако не так давно удалось выяснить, что фамилия этого человека вовсе не «Джонсон» (как писал её Великий Князь «на английский манер»), а Жонсон. Причём, выяснить это удалось благодаря подвижнической работе пермских краеведов, которым в конечном итоге удалось разыскать кровных родственников Н.Н. Жонсона, проживающих в настоящее время в разных странах мира.

Николай Николаевич Жонсон родился 21/8 марта 1878 года в Санкт-Петербурге в дворянской семье. Его отец — Отставной Капитан 3-й Гвардейской Гренадерской Артиллерийской бригады Николай Александрович Жонсон, а мать — Луиза-Генриетта (Александровна) Жонсон. … Следуя семейной традиции, подросшего Николая Жонсона было решено отправить учиться в столичное Военно-учебное заведение - Александровский Кадетский Корпус. А в августе 1896 года Кадет Жонсон был зачислен в Михайловское Артиллерийское Училище, в котором познакомился с Великим Князем Михаилом Александровичем. …

Продолжение


Сноски

1) The Romanovs Documents and Photographs Relating to the Russian Imperial House: Auction, London, Conduit Street Gallery, 5th April 1990. Sotheby`s 1990., доступно по адресу https://sergey-v-fomin.livejournal.com/287573.html, также приводится в приложении №1

2) Письмо посла СССР в Британии Л.М. Замятина от 27 февраля 1990 года, доступно по адресу http://fund-memory-romanov.me-ga.ru/page/ga-rf-kollekciya-dokumentov-po-materialam-predvaritelnogo-sledstviya/, также см. приложение №2

3) Ответ директора Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС Г.Л. Смирнова на письмо посла СССР в Британии Л.М. Замятина от 27 февраля 1990 года и на поручение секретаря ЦК КПСС А.Н. Яковлева, доступно по адресу http://fund-memory-romanov.me-ga.ru/page/ga-rf-kollekciya-dokumentov-po-materialam-predvaritelnogo-sledstviya/, также см. приложение №3

4) The Fate of the Romanovs by Greg King, Penny Wilson, 1st Edition, 2005, ISBN-13: 978-0471727972, ISBN-10: 0471727970

5) Барон Эдуард Александрович фон Фальц-Фейн, (в крещении Олег, по линии матери — Епанчин, родившийся в Российской Империи в 1912 году; человек, которого ещё ребёнком держал на руках Государь Николай II во время посещения имения Фальц-Фейнов «Аскания Нова»; так же, как и Царские дети — Великие княжны и Цесаревич, переболевший корью в феврале-марте 1917 года; ещё в довоенное время получивший подданство княжества Лихтенштейн; оказавший большую помощь в восстановлении, создании реплики Янтарной комнаты; человек, который, будучи основателем Олимпийского комитета Лихтенштейна и активным участником Международного Олимпийского движения, повлиял на голосование МОК в пользу Москвы в соревновании с Лос-Анжелесом за право проведения Олимпиады 1980) трагически погиб в своем доме в Лихтенштейне в возрасте 106 лет при пожаре 17 ноября 2018 г. Подробнее о некоторых значимых делах барона Э.А.Фальц-Фейна говорится в Приложении № 8.

6) А.И. Степанов «Незнакомый Лихтенштейн глазами первого российского посла». М. «Международные отношения». 2002. стр. 196-197

7) Лихтенштейн передает "Архив Соколова". Газета "Коммерсантъ" №152 от 11.09.1997, стр. 10, https://www.kommersant.ru/doc/183866

8) ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 4. Д. 1, http://statearchive.ru/assets/images/docs/430/ , также приводится в приложении №4

9) ГА РФ. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 16. Л. 1, http://statearchive.ru/assets/images/docs/270/ , также приводится в приложении №7

10) «Вокруг Н.А. Соколова», https://sergey-v-fomin.livejournal.com/225854.html

11) ГА РФ. Коллекция документов Предварительного Следствия, http://fund-memory-romanov.me-ga.ru/page/ga-rf-kollekciya-dokumentov-po-materialam-predvaritelnogo-sledstviya/

12) Там же

13) Сюжет программы «Вести в субботу», 13 января 2018 года, https://www.youtube.com/watch?v=TeWDNPRFgAQ

14) «Русская летопись», 1925 г., т. 7, стр. 203-204

15) Протокол осмотра комиссаром В.В. Яковлевым «дома Свободы», ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 33. Л. 54-55 (с об.). Рукопись, Л. 56-58. Машинописная копия.

16) Телеграмма комиссара В.В. Яковлева председателю ВЦИК Я.М. Свердлову от 23 апреля 1918 г., ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 33. Л. 62-63 (с об.) Рукопись на телеграфном бланке. Л. 64. Машинописная копия.

17) Запись разговора по прямому проводу члена президиума ВЦИК Г.И. Теодорович (Окуловой) с комиссаром В.В. Яковлевым об одобрении Я.М. Свердловым «намерения вывезти только одну главную часть [багажа]». 24 апреля 1918., ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 33. Л. 67-67 об. Рукопись на телеграфном бланке. Л. 67 а. Машинописная копия.

18) Долгоруков Василий Александрович, князь (1868 — 1918), офицер Лейб-гвардии Конного полка, генерал-майор Свиты Его Величества (1912), гофмаршал Двора Его Величества (1914). В марте 1917 г. добровольно остался с царской семьей. После переезда из Тобольска в Екатеринбург арестован и заключен в тюрьму № 2. Расстрелян большевиками 10 июля (н. ст.) 1918 г.

19) Татищев Илья Леонидович, граф (1859 — 1918), генерал-майор, генерал-адъютант Свиты Его Величества (1910). Личный представитель ЕИВ Николая II при императоре Вильгельме II (1910 – 1914). В марте 1917 г. добровольно остался с царской семьей. После отъезда Государя из Тобольска до 20 мая 2018 года оставался в Тобольске с Цесаревичем Алексеем. После переезда из Тобольска в Екатеринбург 23 мая арестован и заключен в тюрьму № 2. Расстрелян большевиками 10 июля (н. ст.) 1918 г.

20) Заявление рабочего Александровского завода Пермской губернии Усольского уезда, члена 4 сотни Красной армии  А.И. Неволина о поручении начальника штаба Гусятского не дать комиссару Яковлеву «увезти Романова в Москву» и доставить его в Екатеринбург. Апрель-май 1918, ГА РФ. Ф. 601. Оп. 2. Д. 33. Л. 84-85 об. Автограф. Л. 86-88. Машинописная копия.

21) ГА РФ. Коллекция документов Предварительного Следствия, http://fund-memory-romanov.me-ga.ru/page/ga-rf-kollekciya-dokumentov-po-materialam-predvaritelnogo-sledstviya/

22) Сенин Ю. И. «Подлинная судьба Николая II, или Кого убили в Ипатьевском доме?», М., Эксмо, 2010

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments